Мысли об императоре Александре II

… Блестящий, отчаявшийся, изнурённый царствованием, большой  и страстный человек.

Александр Блок.

Ныне трудно себе представить, что до Октября 1917 года в России больше памятников стояло не Петру I, а именно  Александру II, Царю-Освободителю. Александр II даже в ряду российских императоров, в котором каждый – персона очень интересная и по-своему загадочная выделяется особо. На его царствование пришлась рубежная для страны пора, а историк Т.Н. Грановский справедливо писал о том, что учёных и дилетантов влекут «великие повороты, которыми начинаются новые круги развития». Сегодня, как теперь модно говорить, в эпоху модернизации и реформирования всех отраслей общественной жизни, я полагаю, очень актуально обратиться к личности Александра II, чьё правление вошло в историю как «эпоха Великих реформ». Надо сказать, что о самих реформах написано много, а вот о Реформаторе – почти ничего. Александр II требует самого пристального внимания историков.

К частному человеку и государственному деятелю жизнь и история предъявляет совершенно разные требования: многочисленных достоинств частного человека может оказаться явно недостаточно для государственного деятеля, вернее, политику просто нужны другие, особые качества. И в этом смысле – соотношения верховного правителя и частного лица – Александр II являет несомненную психологическую загадку, достойную изучения. Соотношение рационализма, государственного подхода (с неизбежным отказом от личных взглядов и симпатий) и эмоциональности, душевных движений частного лица и дают в итоге неповторимый портрет крупного политика. Жизнь Александра Николаевича Романова – человека и императора, свершившего буквально гражданский подвиг и павшего жертвой своих самых нетерпеливых и радикально настроенных подданных, увидевших преимущественно то, чего он не сделал, – очень поучительна.

В историографии традиционно сложилось представление об Александре II, как о слабом Государе и безвольном человеке. Многие историки склоняются к версии вынужденных и навязанных обстоятельствами реформ, исходящими не от самого Императора, а от реального положения дел, памятуя о деятельности Александра Николаевича в тайных комитетах ещё при его отце – Николае I. Позвольте, господа, в этом и есть сила характера, в этом и есть воля человека, в этом и есть высшая ценность государственного деятеля – отказаться от своих убеждений во благо любимого Отечества, пойти на компромисс вопреки своим взглядам и встать на путь либерала, будучи убеждённым консерватором, взращенным в феодально-крепостнической системе отца.

То, что случилось 4 апреля 1866 года, круто изменило политику Александра II. Произошёл психологический надлом Царя-Освободителя, Александр Николаевич «сам усомнился в благих результатах собственных своих славных деяний»[1]. Александр II представлял событие 4 апреля как новое знамение Божьего промысла, охраняющего жизнь своего Помазанника. Государь был искренно проникнут религиозным чувством и глубоко веровал в эту невидимую охрану. Начатые реформы не были приостановлены, но проект разработки общественного представительства от дворянских и земских собраний, подготовить который за пару дней до выстрела Император поручил своему брату – великому князю Константину Николаевичу, был надолго забыт.

Александра II клеймят по сей день в «половинчатости» проведённых им реформ. Однако ни Александр I, ещё наследником воспринявший идеи эпохи Просвещения, в том числе – личной свободы, и понимавший всю неизбежность упразднения крепостничества, ни его брат – Николай I – так и не решились пойти на столь крутую ломку сложившегося уклада. И это при огромном престиже Александра I после победоносной Отечественной войны и при апогее верховной власти, которого достиг его преемник. А «слабый» Александр II оказался сильнее своих предшественников и пошёл на столь, не побоюсь этого слова, рисковый (при всей его необходимости) шаг.

Ошибочно полагать, что то количество покушений, которое было совершено на Императора, отражает действительное отношение к нему главного героя России – простого народа. Небезызвестен факт обращения родственников Каракозова сразу после выстрела о переименовании фамилии, их прошение было удовлетворено, и они стали «Владимировыми». После прочтения одного рассказа современника Императора  я осталась до сих пор, и наверно это чувство я сохраню навсегда, под непередаваемым впечатлением: автор повествовал о путешествии простого старика из одной губернии в Центральной России к самому Государю, чтобы поблагодарить его за отмену крепостного права, что крестьянин считал главным делом в своей жизни.  Первые две попытки пожилого человека были безуспешными – то Александра Николаевича не было в Петербурге, то старика арестовали и вернули в деревню. Третья попытка, для совершения которой мужчина проделал 1500 вёрст, оказалась удачной. В парке старик застал Александра II, подбежал к нему, его попытались увести, но Государь остановил подданных. Упав на колени, мужчина плакал и целовал руку Царя-Освободителя со словами: «Спасибо Вам, Батюшка, за всей народ русский!» Александр II не позволил пожилому крестьянину стоять перед ним на коленях, поднял его и повторил несколько раз: «Спасибо!»[2] Это ли не признание, это ли не вознаграждение за все трудности и тяготы монаршего престола?!

Что касаемо семейных отношений Александра II, то тут тоже ходит немало слухов и упрёков в адрес Государя. Как расценивать венчание Императора с Екатериной Долгоруковой спустя сорок дней после смерти Марии Александровны?! В этой ситуации Александр II руководствовался исключительно позывами своего сердца, Император искренне любил и уважал Екатерину Михайловну, у них была настоящая семья, четверо детей, Александр II считал своим долгом обеспечить светлое будущее своим родным и близким, узаконив отношения, он пытался обезопасить потомков от будущих возможных неприятностей. Я не хочу и не имею никакого морального права обсуждать и осуждать действия Александра II. Я воспринимаю данный сюжет в жизни монарха просто как факт. Отмечу лишь то, что морганатический брак с Екатериной Юрьевской не изменил отношение Государя к Марии Александровне – супруги очень любили друг друга, Императрица и на смертном одре переживала за Александра Николаевича, не держала на него обид[3], а он, в свою очередь, заботился и трепетно относился к глубокоуважаемой спутнице жизни. Полагаю, не просто так роман с Долгоруковой начался в 1866 году. В 1865 году произошла трагедия в царском доме  – погиб наследник престола Николай Александрович, который подавал большие надежды и успешно проходил подготовку к будущему царствованию; именно тогда и произошёл раскол в супружеской паре. Другая сторона этого вопроса – непростые отношения Александра II с новоявленным наследником престола Александром Александровичем. Здесь современники сходятся в одном – цесаревич Александр к 1865 году был очень плохо подготовлен, им практически никто не занимался, родительского внимания ему недоставало[4]. А после вхождения Екатерины Юрьевской во дворец, Александр Александрович и вовсе отдалился от отца. Многие историки именно в этом видят причину взятого Александром III курса на реакционную политику. А вообще Александр II очень любил детей, и, что немаловажно, дети любили и тянулись к нему[5].

Александр II взвалил на себя неподъёмную работу и выполнил её, правда, не до конца. Его постигла судьба всех реформаторов – при жизни быть непрерывно атакуемым справа и слева и только после смерти получить признание масштаба им содеянного, хотя о справедливой оценке роли Александра II в этих преобразованиях говорить, к сожалению, ещё рано. Как Вы успели заметить, моё отношение к личности Александра II сугубо положительное, я убеждена, что Александр Николаевич являет собой истинный образ российского монарха во всём своём величии. Благо, формат данной работы позволил мне выразить своё мнение. На мой взгляд, Александр II сполна воплотил в реальность стихи К. Рылеева, написанные по случаю тезоименитства тогда ещё великого князя Александра Николаевича 30 августа 1823 года. Ода «Видение» явилась пророческой:

«…Твой долг благотворить народу,

Дай просвещённые уставы,

Свободу в мыслях и словах,

И веру утверди в сердцах.

…Люби народ, чти власть закона,

…Люби глас истины свободной,

Для пользы собственной люби,

И рабства дух неблагородный –

Неправосудье истреби.

Будь блага подданных ревнитель:

Оно есть первый долг царей;

Будь просвещенья покровитель.

Будь человек для человека,

Будь гражданин для сограждан».

 

[1] Милютин Д. А. Воспоминания генерал-фельдмаршала графа Д. А. Милютина. Т. 6. С. 24.

[2] Щербачёв Д. Черта из жизни императора Александра II // ИВ. 1890. Т. 39. № 2. С. 481-485.

[3] Яковлева А. И. Воспоминания бывшей камер-юнгеферы императрицы Марии Александровны // ИВ. 1888. Т. 31. № 1. С. 147 – 174.

[4] Епанчин Н. А. На службе трёх императоров. Воспоминания. М., 1996. С. 151.

[5] Лаврова Н. Н. Император Александр II среди детей // ИВ. 1915. Т. 38. № 3. С. 438-449.

Поделиться: